Мабуль

В 2016 году мой рассказ «Мабуль», опубликованный в сборнике «Настоящая фантастика-2015», совершенно неожиданно для автора оказался в числе номинантов на премию «Новые горизонты» .

Изюминка самой премии состоит в том, что выдвинутые на нее произведения, формально или не очень формально относящиеся к фантастике, судятся критиками, чей основной интерес — большая литература, литературный мейнстрим, современная литература — называйте как угодно. То есть, это своего рода эксперимент по «гамбургскому счету» — раз уж мы, любители, писатели и почитатели фантастики, все же считаем ее вполне литературой, то вот вам квалифицированное мнение уважаемых критиков, которые обычно подобный жанр на дух не очень переносят.

Как написано в положении о премии: «Цель премии – отметить тексты и поощрить авторов, которые расширяют границы жанра и исследуют территории за пределами традиционных литературных полей.»

Собственно, на мой неквалифицированный взгляд, результаты подобного эксперимента просчитываются на раз. Побеждает обычно то произведение, которое к фантастике имеет весьма косвенное отношение. Но ценность «Новых горизонтов» лично для меня в том, что номинированный писатель получает редкую возможность прочитать оценку своего труда достаточно квалифицированными и именитыми критиками большой литературы. В любом случае получается весьма забавно и поучительно.

Вот то, что написал номинатор о моём «ветхозаветном киберпанке», а так же отзывы членов жюри на прочитанное.

Небольшой рассказ Михаила Савеличева — густое и плотное варево из идей и образов, научных гипотез и библейских аллюзий. На первый взгляд сюрреалистическое и даже абсурдистское повествование постепенно приоткрывает перед читателем завесу, за которой находится вполне рациональное и, конечно, фантастическое объяснение происходящего.
В пышно цветущей образности, оригинальной и запоминающейся, смешиваются сциентизм и гностицизм, старые – и вечные! – мифы (см. «Всемирный потоп») и современные научные теории (см. «море Дирака», также см. «резонанс Шумана»).
В этом смешении – нерв века, в котором фантастика сама становится новой мифологией, порождая легенды и героев, чьи деяния отличны от подвигов древних предшественников разве что технотронным антуражем. И герой «Мабуля», которому выпало спасти (и создать) мир и обрести любовь, служит этому отличным примером.
Впрочем, если следовать ёмкой лаконичности самого рассказа, то охарактеризовать его нужно двумя словами. Итак, перед нами — ветхозаветный киберпанк.

Михаил САВЕЛИЧЕВ. Мабуль. // Настоящая фантастика-2015. – М.: Эксмо, 2015.

Номинировал Сергей Шикарев

ОТЗЫВЫ ЖЮРИ

Андрей Василевский:

Короткий — очень фантастический — рассказ. Сначала интересно, потом не очень, в конце совсем не интересно. И главное — весь пазл так и не сложился в моей читательской голове, и мне кажется, что не я в этом виноват.

Валерий Иванченко:

Рассказ Михаила Савеличева представляет собой богато детализированное сновидение, наполненное массой сновидчески переплавленных впечатлений: от классической мифологии до культмассовых мемов (в одном эпизоде Персей спасает Андромеду от майкл-беевского трансформера, который выходит из «океана Дирака», чтобы цитировать книжку Бертрана Рассела). Написанный этаким манером роман мог бы стать заметным культурным артефактом и сводить слабых духом с ума. Но рассказ всего лишь свидетельствует о незаурядности автора. Имеет ли текст какую-либо потребительскую или иную ценность? Исключительно эстетическую. Или этическую — как памятник человеческим возможностям.

Константин Мильчин:

Псевдобиблейский текст с прозрачными намеками на то, что автор знает физику. Повесть, которую нужно читать в обнимку с википедией, а не то рискуешь не поймешь все тонкие шутки автора. Немного напоминает прозу Дорис Лессинг. Впрочем, никакого феминизма, сплошная борьба физики с лирикой. Очень скучно.

Валерия Пустовая:

Во-первых, ценен сам жанр – непопулярный сейчас и, вследствие хищнических издательских стратегий, мало развиваемый жанр фантастического рассказа.
Во-вторых, ценно исполнение: перед нами густо и причудливо населенная метафора бытия, рассказ-образ, сложенный из многих образов, как из многих жителей соткан «великий город гебарим», то и дело являющийся герою.
Наслаждаться переливчатой плотью бытия в этом рассказе хочется куда больше, чем вникать в его философские построения. Суждения в нем площе воображения. Автор мастерски вышивает по готовому библейскому узору, но рассказ не складывается в новое существенное высказывание, остается развернутой и углубленной метафорой грехопадения.
Впрочем, для фантастики этот сюжет – жанрообразующий. Фантастика рождается из драйва и горечи грехопадения: пересечения границы знания, забегания вперед, перепроверки вышней воли; она выискивает дерево, которое первым предскажет осень в райском саду. В этом смысле сюжет «Мабуля» Михаила Савеличева дважды вечный: и для истории человечества, и для истории фантастики.

Галина Юзефович:

Ну, тут, конечно, главный вопрос, какие вещества употребляет автор (похоже, какие-то не вполне легальные). Безумный, вдохновенный галлюциноз – местами поэтично и даже мурашки, но в целом ощущение некоторой неловкости – некоторые психоделические опыты лучше переживать в одиночестве и не выносить их плоды на суд общественности.

Что же в итоге? Рассказ, надо честно признать, весьма экспериментальный, не вошел в шорт-лист премии. Но в 2017 году на премию «Новые горизонты» выдвинут мой роман «Крик родившихся завтра» . Роман номинирован Владимиром Ларионовым, представление номинатора можно прочитать здесь.

Жду отзывов жюри…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *