Фонтаны рая Артура Кларка (3)

Возвращаясь к варианту романа, опубликованному в «Технике — молодежи», опять же следует отметить, что наибольшему сокращению оказалась подвергнута именно эта линия — линия противостояния науки и религии, которая подана через беседы, которые ведут межзвездный зонд и человечество.

В оригинальном тексте романа тема религии занимает существенное место в радиообмене между посланником далекой цивилизации и представителями Земли. Вообще, возникает ощущение, что ведение диспутов на религиозные темы и является настоящей задачей миссии инопланетного зонда, где он выступает в роли этакого культреггера, сеющего семена просвещения среди отсталых народов. Так, ознакомившись с наиболее важными христианскими трактатами, посвященными богу и вере, автомат отыскивает в них массу логических нестыковок, которые и предъявляет человечеству как убедительное доказательство неустранимой внутренней противоречивости религиозных догматов, из чего неминуемо следует вывод: тысячелетия истории, которые человечество потратило на их выработку, в общем-то потрачены на пустышку, каковой и является идея Бога.

Однако отнюдь даже не это обусловило крах религиозных догм. Религия вполне успешно противостояла и не таким вызовам, как какие-то там логические нестыковки в её догматах. Да и вряд ли кто на Земле с особым интересом воспринял бы заявление звездного зонда, по сути — всего лишь машины, искусственного интеллекта, о том, что человечество, де, на протяжении тысячелетий занималось вещами, не имевшими смысла.

Артур Кларк писал не антирелигиозную агитку. Поэтому и причину краха мировых религий он придумал более изощренную. Но о ней несколько позже.

Итак, тема, которая увязывает в единое целое три тематических и временных пласта романа (напомню, что прибытие в Солнечную систему звездного зонда произошло за десятки лет до событий, связанных с космическим лифтом, то есть Ванневар Морган живет и действует в постконтактном мире, что важно), является взаимоотношение науки и религии, а если шире — человека и бога, причём бога как концепции, нежели как действительно сущего.

Роман не случайно начинается с линии принца Калидасы, ведь именно он, по сути даже не столько узурпатор трона и отцеубийца, сколько гениальный инженер, создает величайшее творение Тапробани — Фонтаны рая, тем самым желая доказать на деле — человек способен стать равным богам с помощью науки, искусства и инженерии. Вот тот камертон, который продолжает звучать на всем протяжении романа, — неукротимое стремление человека стать равным богам.

И в рамках данной темы Морган выступает достойным идейным приемником принца Калидасы, ибо ему приходится приложить массу усилий, чтобы изгнать с вершины горы Шри Канда может быть последних приверженцев религии. Изгнать тех, с кем не смог справиться жестокий диктатор Калидаса. Подчеркнём, что удается это сделать лишь с помощью науки, так как во время испытания нити, спускаемой с геостационарной орбиты на место будущего строительства космического лифта, один из религиозных фанатиков пытается помещать эксперименту с помощью искусственного урагана, но тем самым вносит решающую лепту в изгнание буддистов с вершины горы. Крошечные бабочки, по поверьям — души воинов Калидасы, которые стремятся долететь до стен монастыря, силой урагана оказываются там, и религиозной общине ничего не остается как следовать древнему пророчеству — монахи должны уйти из того места, куда все же вознеслись души воинов проклятого узурпатора.

Тем самым религия еще раз доказывает собственную нежизнеспособность — жить догмами и суевериями в мире торжества науки невозможно.

Еще одна параллель между судьбами Калидасы и Моргана связана с обстоятельствами их гибели. Принц Калидаса, вопреки советам военачальников отсидеться во дворце, сооруженном на вершине горы и практически неприступном, с войском спускается на равнину, где и терпит сокрушительное поражение от армии сводного брата. Морган в одиночку поднимается на возводимую секцию космического лифта, чтобы доставить кислород и питание застрявшим там в результате аварии учёным, но во время спуска на Землю умирает от сердечного приступа. Героям, бросившим вызов богам и решивших встать вровень с ними, нельзя возвращаться назад, на греховную Землю.

По сути, важнейшей информацией, которую принес звездный зонд человечеству, оказалось известие о множественности обитаемых миром в Галактике. Даже в ближайшем звездном окружении Солнечной системы их оказались десятки, находящихся на различных ступенях развития — кто-то на уровне человечества, кто-то ниже, кто-то выше. Но самое примечательное — оказалось, что выработка религиозных догматов отнюдь не обязательна для всех этих цивилизаций. Даже наоборот — феномен рождения и развития религии достаточно редок среди иных цивилизаций, большинство из них вполне обходится без идеи Бога или иного Творца сущего.

Но смертельный удар по мировым религиям звездный зонд наносит уже на пути к очередной цели своего бесконечного путешествия — он сообщает, что построившая его цивилизация открыла тайну происхождения Вселенной, но для того, что получить эту информацию, землянам необходимо напрямую связаться с хозяевами звездного зонда.

Итак, подведем небольшой итог. Роман Артура Кларка «Фонтаны рая» отнюдь не так прост и прямолинеен, каким кажется на первый взгляд. В нем нашла отражение тема, занимавшая сэра Артура практически на всём протяжении его литературного творчества, а именно — взаимоотношение науки и религии, причем при всей своей сугубой научной рациональности, Кларк отнюдь не склонен устранять из мира своих произведение концепции Бога, даже наоборот — он пытается найти ей достойное место в описываемых им мирах. Бог для Кларка — это высшая ступень цивилизационного развития, это своего рода людены Стругацких, чьи возможности, знания выше понимания обычного человека и человечества в целом. Чтобы встретиться с Божеством, человек должен предпринять космическую одиссею, либо погрузиться в глубины собственного психокосма, как дети, претерпевающие эволюционную трансформацию в романе «Конец детства». Но герой может не только устремиться на поиски Бога, он может бросить ему вызов, как бросили вызов Творцу строители библейской Вавилонской башни.

Так не об этом ли в действительности написал роман Артур Кларк? Роман о Вавилонской башне 23 века, ради строительства которой пришлось изгнать бога с его места на вершине горы?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *