Фонтаны рая Артура Кларка (1)

В 1980 году в журнале «Техника — молодежи» публиковался с продолжением последний на тот момент роман Артура Кларка «Фонтаны рая». В предисловии к русскому изданию знаменитый британский писатель назвал его своим лучшим произведением, которым он подводил итог своей деятельности в научной фантастике. Основная сюжетная канва романа строилась вокруг строительства космического лифта, идею которого выдвинул в 1960-м году советский инженер Ю.Арцутанов, и на первый взгляд произведение позиционируется как своего рода производственный роман довольно близкого будущего, хотя действие его отнесено в 23 век. Но не все так просто, как не все просто с самим Артуром Кларком и его репутацией творца твердой НФ.

Британский писатель-фантаст Артур Кларк (1917 — 2008) имел обманчивую репутацию певца «твердой НФ». Именно в таком, на первый и поверхностный взгляд, жанре написаны его лучшие произведения — «Лунная пыль», «Большая глубина», «Космическая одиссея 2001 года» и все последующие части космической одиссеи. Своего рода доказательством «научности» фантастики сэра Артура может служить и то, что он относился к немногочисленной когорте западных фантастов, которых весьма охотно и обильно переводили и публиковали в Советском Союзе. Хотя даже среди того, что в те времена было переведено и опубликовано, имелись яркие примеры того, что диапазон творчества Кларка гораздо шире и выходит далеко за рамки строгой научной-фантастики ближнего прицела.

Примеры? Перу Артура Кларка принадлежит лиричная повесть, позже переделанная в роман, «Песни далекой Земли» (1958) — пожалуй, наверное, первое произведение, где поднята тема любви, разделенной пространством и временем в силу парадокса Эйнштейна, тема, которая уже в наше время с необычайной силой прозвучит в знаменитом аниме Макото Синкая «Голос далекой звёзды». Также можно привести пример рассказа «Девять миллиардов имен бога», с особой силой затрагивающий проблему взаимодействия науки и религии, и в котором вычислительные машины, поставленные на службу буддийским мистикам, приближают конец света. А еще — весьма странный и герметичный рассказ «Стена мрака», который вряд ли можно отнести к научной фантастике, скорее уж к фэнтези.

Но одной из главных тем творчества Кларка все же следует назвать тему взаимоотношений науки и религии, их антагонизм и единство, или, говоря диалектически, единство и борьбу противоположностей. Тема, которая была ярко заявлена в одном из ранних романов Кларка «Конец детства», густо пронизанного библейской и буддийской символикой, а так же в «Космической одиссее 2001 года», религиозная тема которого в полной мере раскрывается в последней главе романа, которая в советском издании была даже опущена, в результате чего произведение обрывалось практически на полуслове. Как объяснил в послесловии к сборнику, где роман публиковался, Иван Ефремов, подобный вопиющий факт был вызван не менее вопиющим несоответствием мистицизма этой главы и всей твердой научно-фантастичности остального романа:

«В некоторых главах «Космической одиссеи» Артур Кларк вышел из рамок строго научной фантастики, устремившись в сферы чистой фантазии, не имеющей под собой научной основы. Видимо, это следует объяснить влиянием Стэнли Кубрика, в соавторстве с которым написан киносценарий, лежащий в основе романа.

Последние страницы совершенно Чужды, я бы сказал — антагонистичны, реалистичной атмосфере романа, не согласуются с собственным, вполне научным мировоззрением Кларка, что и вызвало отсечение их в русском переводе. Конечная судьба астронавта Боумена остается неизвестной

Ибо выходило так, что лучший представитель научных достижений человечества — член экспедиции к Сатурну Дэвид Боумен предпринимает свой последний полет отнюдь не спутнику планеты-гиганта, а через таинственный монолит отправляется на встречу с творцом человечества, то есть, если без экивоков, Божеством. Это как если бы первый космонавт Земли во время запуска на орбиту обнаружил, что хрустальные небесные сферы, движимые ангелами, действительно существуют.

Кстати, это не последний раз, когда произведение сэра Артура подвергли в СССР столь странной вивисекции, ибо еще более вопиющая история случится во время первой попытки публикации продолжения «Космической одиссеи 2001 года» — «2010: Одиссея-2» в 1984 году в журнале «Техника — молодежи», что, впрочем, не помогло эту публикацию довести до конца. Но там мотивы оказались откровенно политическими, нежели религиозными.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *